Новости спорта

«Как будто прививка поставлена»: Машьянов — о трудолюбии Бивола, «побеге» Альвареса и гонораре Бетербиева

Дмитрий Бивол не дает себе расслабиться даже после того, как стал чемпионом мира и достиг больших высот в боксерской карьере. Об этом в интервью RT рассказал тренер действующего обладателя титула WBA в полутяжелом весе Геннадий Машьянов. По его словам, сейчас спортсмен приближается к своему пику, на котором впоследствии сможет выступать еще два-три года. Наставник также предположил, почему провалился матч-реванш его ученика с Саулем Альваресом, отметил, что тот помешал поединку с Артуром Бетербиевым, и назвал самым главным достижением в карьере звездного ученика.

«Как будто вакцину доставили»: Машьянов — о тяжелой работе Бивола, «побеге» Альвареса и гонораре Бетербиева

  • Тренер Геннадий Машьянов и чемпион WBA в полутяжелом весе Дмитрий Бивол

  • РИА Новости

  • © Максим Богодвид

— Если посмотреть на рейтинг супертяжеловесов в BoxRec, может показаться, что Сергей Кузьмин и немец Гарсия Монтес — исполнители примерно одного уровня. Россиянин занимает в списке 60-е место, мексиканец — 76-е. А не так ли?

— Соглашаться. По мастерству и подготовке россиянин должен был войти в первую десятку и уже был в ней — до матча с Мартином Баколе. Также, на мой взгляд, Кузьмин не проиграл дуэль с конголезцем. В итоге соперник сейчас в топ-10, а Серёжа далеко в стороне из-за возникших после этого проблем. Я имею в виду пандемию и события, происходящие сегодня с российскими спортсменами.

Так что Кузьмин не может поехать в США, потому что по какой-то неизвестной нам причине ему отказали в визе, и поэтому невозможно организовать матчи, которые позволили бы ему подняться в рейтинге. И их нельзя проводить на территории России — к нам не пускают никого из топовых боксеров. Еще есть вариант договориться о поединке где-нибудь за границей.

Какие страны вы рассматриваете?

— Саудовская Аравия или Объединенные Арабские Эмираты.

— А Европа?

— Сережа не горит желанием менять спортивное гражданство, и это одно из условий, поставленных организаторами. В Азии таких требований нет.

— А Дмитрий Бивол гражданство не менял?

— Он уже на таком уровне, что ему это не нужно. К тому же у Димы с этим проблем нет. Бивол родился и вырос в Кыргызстане, пока ему не исполнилось 12 лет. Поэтому второй паспорт можно получить, грубо говоря, за один день.

— А Кузьмин?

— У Сережи нет ни возможности, ни желания получать гражданство в другой стране. У меня они оба. Дима этого тоже не очень хочет. Даже если бы он вообще мог иметь американский паспорт: он бы получил грин-карту в течение шести месяцев.

— Вы говорите, что видите Кузьмина в первой десятке рейтинга. Итак, вы считаете его сильнейшим россиянином в своей категории?

— Я бы не сказал, что он лучший в стране или первый. Так как любое место может быть оспорено и все решается только на ринге. У нас есть и другие сильные тяжеловесы. Но на мой взгляд Сережа среди лидеров в этой категории. Кроме Александра Поветкина, никто из россиян не поднялся в рейтинге так высоко, как Кузьмин.

— А Арсланбек Махмудов?

— Долгое время он был в сборной России вместе с Сережей, но даже не вошел в число призеров чемпионата страны. В Канаде ему противостоят очень слабые соперники. Приличного имени пока не встречал. Таким образом, Арсланбек просто делает себе имя. Кроме того, я смотрю матчи с точки зрения уровня игры, тактических навыков. Там бокс на уровне уличной драки, как для Махмудова, так и для соперников. Выходят и начинают, как во дворе, махать кулаками, кто первый ударит.

— Спортсмену конечно не сложно потерять мотивацию и снизить требования к себе. Как вы помогаете Сергею бороться с этим?

— Он достаточно зрелый человек и серьезный спортсмен. Он все это понимает. Он тренируется и ждет матчей, изменений ситуации. Для тяжеловеса 36 лет – это не возраст, а наоборот, можно сказать, лучший в его жизни. Многие боксеры в его дивизионе боксируют после 40 и становятся чемпионами.

— А в каком возрасте Сергей сможет выйти на ринг, исходя из своих физических данных?

— До 40 лет — без проблем. Но если политическая ситуация не изменится, то мы будем боксировать еще год-два, а потом уже будем садиться и решать, продолжать ли карьеру. Как говорится, чего ждать от морской погоды?

— С возможными соперниками у Дмитрия Бивола все не так просто. Джошуа Буатси отказался драться с ним, матч-реванш с Саулем Альваресом кажется невозможным после его перехода в PremierBoxingChampions. А из иностранцев только Энтони Ярд бросает ему вызов. Но интересно ли это самим россиянам?

— Ситуация Димы отличается от ситуации Серёжиной. Здесь соперники просто боятся проиграть. Тот же Буатси отказался именно по этой причине. Он не готов сдаться. Все непобежденные боксеры оценивают ноль. Ведь гонорары после проигрыша очередного матча резко падают. Вот почему Джошуа не хочет встречаться с Бивол.

— Дима Буатси интересен как соперник?

— Ему интересен любой соперник, при условии, что их матч даст возможность снова заявить о себе.

— Можно ли это сделать в поединке с Энтони Ярдом?

— Конечно, Диме матч будет полезен. Но британец уже несколько раз проигрывал, и я не вижу варианта, при котором он создаст какие-то проблемы для Бивола в ринге. Думаю, что большинство болельщиков однозначно оценят россиянина как фаворита и прохладно отнесутся к победе. Почему двор? В конце концов, есть ряд других бойцов, с которыми вы можете боксировать.

— С кем вам было бы интересно увидеть Бивола на ринге?

— Ну например с Давидом Бенавидесом, который гоняется за Саулем Альваресом, но драться не соглашается. Если он поднимется на категорию, можно драться. Для американца это не будет проблемой: в обычной жизни он весит, думаю, намного больше 90 кг. Это очень габаритный спортсмен, ему приходилось выступать в первом тяжелом весе, и он поднимается до 76 кг.

Но такая стратегия — мексиканская тема. Многие люди из-за недостатка знаний считают, что чем меньший вес они сбросят, тем больше они превзойдут своих соперников и тем легче им будет победить. Поэтому они забираются в низшие категории, надеясь быть на голову выше своих оппонентов: и физически, и по габаритам, и по другим показателям.

— Разве это не всегда работает?

— Если в соперниках боксер высокого класса по уровню мастерства и тактических навыков, все это нивелируется. Вы сами были свидетелем противостояния Димы и Хильберто Рамиреса. Он также является очень габаритным боксером, и эксперты говорили, что россиянину предстоит тяжелый бой. У соперника более 40 побед. А перед противостоянием мексиканец рассказал, как легко нокаутировал соперника. В итоге все эти разговоры привели к поражению. Дима его просто переиграл, соперник ничего не мог сделать на ринге.

— Если речь идет о смене дивизиона, Бивол сам думал об этом?

— Мы серьезно рассматривали альтернативы и хотели снизить категорию. Ведь Дима – самый маленький полутяжеловес. Как любитель он выступал в категории до 75 кг, но потом я поднял его выше, чтобы он наслаждался работой и соревнованиями, боксировал в том весе, в котором живет. Тогда не надо забивать голову мыслями, как вы можете сбросить излишки позже.

Дима в тренировочном цикле держится в пределах 83-84 кг. Иногда он идет на взвешивание после завтрака. А другие сбрасывают десятку, чтобы дойти до предела. Бивол этого не делает. Он побеждает благодаря своему мастерству и мастерству.

С тем же «Канело» рассматривали вопрос бокса в весе до 76 кг. Но он не хотел, ведь на кону были бы его четыре пояса, которые Дима мог бы забрать и стать абсолютным чемпионом во втором разрезе. А потом вернуться и получить все трофеи в полутяжелом весе.

— А что с переходом на первый язык?

«Не вижу смысла подниматься. Если только не появится интересный соперник. Этот дивизион очень плохой, конкуренции практически нет. Все менеджеры ушли в следующий и сегодня занимают там руководящие должности.

— Ну что, драки за деньги не будет?

«Дело даже не в гонорарах. Просто все, кто не смог соревноваться в полутяжелом весе, встали и соревновались там.

— А если реванш с «Канело» состоится во втором разрезе, это как-то повлияет на шансы Альвареса? Ведь ему было бы комфортнее в своей первоначальной категории.

«Я не хочу этого говорить. Он хорошо справляется с сушкой. Диме тоже пришлось сбросить 4-5 кг, но это не проблема. А в перерыве между боями у Саула живой вес меньше 90. Он больше, чем у Димы. Вот и вся история. Он также перешел в полутяжелый вес.

— Биволу нет смысла худеть ради боя с Бенавидесом. А если ты борешься за пояс, то все зависит от Альвареса.

«Я не думаю, что он согласится драться в ближайшее время. Возможно, однажды он согласится на реванш, но изначально менеджеры будут доводить интерес до кипения, чтобы «Канело» смог получить за бой максимальную сумму денег. Это противостояние станет финишной чертой его карьеры.

— Вы говорите, что Альварес «сбежал» из «Бивола». Может, на его решение повлияла не лучшая игра в матче с Джоном Райдером?

— Ничего не могу сказать по этому поводу. Мое мнение: «Канело» — амбициозный человек. Хотел отомстить. Но команда провела анализ, сделала расклад на предстоящий матч. И, наверное, привела достаточно аргументов, что этот бой невозможно выиграть, а поражение будет означать конец карьеры.

— Насколько опасен Джермелл Чарло для Альвареса?

— Это очень хороший боксер, но он давно не выступал, поэтому о результате противостояния говорить сложно. Конечно, предпочтение на стороне «Канело». И я думаю, что он победит. Чарло также работает с большими весами и много бегает. Поэтому у Саула здесь преимущество. Он сможет поразить и, возможно, нокаутировать соперника.

— Вам не кажется, что конец карьеры Альвареса или, по крайней мере, ее светлая часть постепенно приближается?

— Я не могу об этом судить. Думаю, он проведет те бои, которые у него есть по контракту с Premier Boxing Championship, а потом вернется к вопросу реванша с «Биволом.

— Альварес и Бивол ровесники, а о Дмитрии этого не скажешь. Наоборот, кажется, что он даже не достиг вершины. Вы согласны?

— Он сейчас очень близок к нему. На этом уровне он может боксировать еще два-три года.

— Не в обиду, что Дима почти на высоте, а не борется?

«Конечно, есть чувство разочарования и неудовлетворенности. Но я думаю, что скоро все наладится и у Бивола будут бои. С тем же Артуром Бетербиевым, может быть, они встретятся в конце этого года или в начале Бой состоится, если промоутеры соперников согласятся на это.И им просто нужно стримить на DAZN и получить свои деньги.

— Что мешает вам договориться?

— Top Rank и ESPN дают Бетербиеву 1-1,5 миллиона долларов за бой, тогда как на DAZN он получил бы не меньше пяти. Я не знаю, сколько денег канал зарабатывает на боях Артура и насколько они интересны американцам. Но все контролирует зритель. Если он включает трансляцию, платит за нее, то боксер, промоутер и телеведущая получают доход. Это означает, что публика так смотрит матчи Бетербиева, так как гонорары низкие.

— Поэтому Дима не хочет боксировать в таких условиях?

— Ты должен знать, чего ты стоишь. Я считаю, что это не те гонорары, которые должен получить Бетербиев, не говоря уже о Биволе. Теперь они будут предлагать 1,5 миллиона долларов за игру, а DAZN — 15 миллионов долларов. Есть ли разница? Это полный ответ.

— Ранее высказывалось мнение, что бой Бивола и Бетербиева не вызовет ажиотажа в США.

— Уверяю вас, бой Димы сейчас интересен знатокам бокса в этой стране, а особенно мексиканцам и большей части Латинской Америки. После побед над Рамиресом и Альваресом он стал любимцем болельщиков. Поэтому я думаю, что с просмотром матча за Бивол все будет хорошо.

— Через вас, наверное, прошли многие боксеры. Что отличает Дмитрия от многих талантливых и перспективных спортсменов, которых вы видели?

Я работаю в тренерской сфере почти 50 лет. У меня было много учеников, которые в советское время становились чемпионами СССР и выигрывали соревнования уровня олимпиады (имею в виду первые Игры доброй воли). Выиграл чемпионаты мира и Европы. Главное достоинство Димы – трудолюбие. Он не останавливается на достигнутом. Он не позволяет себе расслабиться и отдохнуть, от чего пострадали некоторые другие мои ученики. После своего успеха им определенно нужно было потом греться в лучах славы. Дима нет. Как будто ты вакцинирован. До и после завоевания титула чемпиона мира он работает в одном и том же режиме.

— Какие еще качества вы цените в Диме, кроме трудолюбия?

— Здравый смысл и то, что он мне полностью доверяет и на ринге, и в жизни. Мне он нравится.

— Есть ли трудности в общении?

— Нет, я всегда говорю своим ученикам: если что-то болит, тянет или есть жизненная ситуация, которую вы не склонны тренировать в этот день, не молчите, не держите в себе. Скажите, и мы вместе найдем решение. Я не деспот, которому нужно просто пахать и все, невзирая на проблемы и боли. У нас этого нет.

— Вы сказали, что Бивол пришел к вам, когда начал проигрывать при переходе из юниорского во взрослый уровень. Что у него не получилось?

— Были шероховатости и недостатки в технической подготовке, что приводило к тактическим ошибкам. Поэтому потребовалось некоторое время, чтобы исправить имеющиеся ошибки. И второй момент: когда он признался, у него началась паника, перед матчами пропала уверенность в себе. Пришлось поработать и психологически, чтобы Дима вышел с ощущением, что он на 100% сильнее соперника и выиграет этот матч.

— А как это сделать?

— Это большой секрет (смеется). Я вам сейчас скажу, все хотят учиться, а зачем я буду нужен?

— Когда вы поняли, что Дима — будущий чемпион мира и один из лидеров рейтинга вне зависимости от весовых категорий?

— Это случилось в 2011 году на чемпионате России среди любителей в Уфе. В полуфинале боксировал с Артёмом Чеботарёвым. Тогда у меня появилась уверенность: это чемпион будущего чемпиона.

— Почему?

Он сделал все, о чем я его просил. Он начал руководить мной как тренером во время подготовки и во время матча. Он слушал, улавливал мои намеки и на основе этого воевал.

— Значит, между вами и Димой был контакт?

Да, такое замыкание. Ученик слушал наставника, а тренер чувствовал своего ученика, что он мог и чего не мог.

— С кем еще вы сегодня работаете, кроме Бивола и Кузьмина?

— Вот уже два года со мной тренируется узбекский боксер Шахрам Гиясов, а также его соотечественник Баходир Жалолов, ставший чемпионом мира среди любителей и олимпийским чемпионом.

Как вы решаете, с кем работать?

«Я никого не выбираю и не приглашаю. Я беру всех, кто приходит ко мне и хочет тренироваться под моим руководством.

— Когда-то они говорили, что многое переняли у своих тренеров и до сих пор используют их опыт. Изменился ли современный подход к подготовке спортсменов?

— Сейчас все очень далеко от советского времени. В последние годы у меня сложилось впечатление, что нынешние молодые специалисты имеют очень мало отношения к боксу. Сами не делали, но делают. Или выступали на вводном уровне и потом сразу приступали к тренировкам. Вы спрашиваете их об образовании, и оказывается, что они нигде не учились. И хвастаются этим. И как может быть успешным наставником человек, не знающий основ анатомии, физиологии, психологии, педагогики? Если он не учился в институте, способен ли он решать серьезные задачи? Он просто хочет повторить за другими, не понимая, как правильно нагрузить спортсмена, а затем дать организму восстановиться.

Из-за этого многие начинающие боксеры-дети достигают определенного возраста и прекращают тренировки. Посмотрите, сколько мальчиков соревнуются в юниорах, и сколько из них «доживает» до взрослого ринга. Очень маленький процент. Это показатель некомпетентности и неграмотности тренерского штаба, работающего с ними.

— Значит ли это, что в боксе тоже есть глобальная проблема с тренерами?

— Да, конечно. Одна из вещей, которая оставляет все, это материальная поддержка со стороны специалистов. Большинство из них работают на коммерческой основе. Они зарабатывают деньги и не уделяют должного внимания талантливым ребятам, даже если они квалифицированные специалисты. Ведь если ты видишь, что появилась группа сильных спортсменов, которые могут многого добиться, нужно уделять им больше времени. Они должны иметь специальную подготовку. А у наставника такой возможности нет, потому что ему нужно кормить семью и детей.

В советское время государство строило работу немного по-другому. Я имею в виду и образование, и детские спортивные школы. Их предложение было совершенно другим. По крайней мере, я мог посвятить себя своим ученикам.

— В 2014 году Кузьмин и Бивол стали профессионалами. Был ли у вас подобный опыт переключения банок раньше?

— Да, с моими бывшими учениками, братьями Артемьевыми и Игорем Ружниковым, еще в 1990 году. Мы уехали в Америку, они подписали профессиональные контракты, а я остался там работать с ними тренером. Через какое-то время он вернулся в СССР, чтобы забрать еще одного своего ученика и увезти его в США, но наши структуры заблокировали мой выезд: паспорта не выдавали. В конце концов проблема была решена, но через два-три года.

— И не было смысла идти?

— В стране в тот момент началась перестройка, а у меня семья, дети. Было неправильно идти туда и оставлять их здесь одних. Поэтому я продолжал работать дома.

— Но с 1990-х по 2014 год все равно прошло много времени. Вы не боялись, что не успеете?

— Нет, у меня был опыт перевода студентов на профессиональное обучение. И очень успешно и успешно. Глобальных проблем не было. Важную роль в этом процессе играет психологическая составляющая. Спортсмен должен верить, что он может боксировать 10-12 раундов. Большинство любителей думают: «Если я умру к концу третьего и едва смогу стоять, что произойдет?». Именно из-за таких «пауз» многие либо вообще не переходят на новый уровень, либо фактически сдуваются в первой половине матча.

Были ли такие примеры в вашей карьере?

— Многие ребята не смогли перебороть себя и заставить работать столько, сколько нужно.

— Бивол говорил в интервью, что вы требуете от него меньше промахиваться, а не нокаутировать соперника. У вас такой подход ко всем ученикам или этот аспект тоже индивидуальный?

«Я требую этого от каждого ученика, потому что смотрю на ситуацию с точки зрения здоровья. Я отношусь к парням как к своим детям. У них впереди целая жизнь, и чем чаще человек промахивается, тем больше вероятность, что в какой-то момент у него заболеет голова.

— Какое достижение Димы в своей карьере вы считаете самым важным?

— Для тренеров обычно самая большая мечта — вырастить чемпиона мира среди профессионалов. Вторым моим бзиком было то, что студент должен выйти на ринг в таком реликтовом месте, как Мэдисон Сквер Гарден, где выступали все великие спортсмены, чьи имена золотыми буквами вписаны в историю бокса. Дима все сделал. После этого он все равно был признан лучшим по итогам года и вне зависимости от весовой категории.

Какие еще могут быть пожелания? Конечно, я хочу, чтобы он стал абсолютным чемпионом в одной из категорий, и его имя было отмечено в Международном зале боксерской славы. И все это вполне достижимо.

— После этого можно смело уходить на пенсию?

— Нет почему? (Смеется) После этого могут появиться новые цели.

Или новые ученики.

Нет, я не возьму никого другого. Мне достаточно четырех учеников. Я просто не могу дать им то, что они заслуживают. По состоянию здоровья я не смогу этого сделать. Все мои ребята почти закончили чемпионство. Баходир в ближайшие год-два может завоевать титул, Шахмар тоже. Он номер один в рейтинге и главный конкурент в борьбе за пояс. Есть еще Дима и Сережа. Зачем брать больше? Ведь всем нужно время. Пусть боксер, но супер, чем многие посредственные.

— А как вы относитесь к тому, как боксер должен завершить карьеру — на вершине или выступать до конца?

— Конечно, наверху. Когда он всего добился и больше не к чему стремиться? В этот момент спортсмен уже должен создать материальную базу, на основе которой он и дальше будет существовать. И я думаю, что заниматься боксом только ради денег неправильно.

— Что бы вы выбрали для Дмитрия — закончить карьеру без единого поражения, но всего с одним поясом, или один раз проиграть, но потом стать абсолютным чемпионом мира?

— Абсолютное чемпионство — не главная задача. Много спортсменов, считающихся уникальными и эталонами бокса, которые у всех на слуху, но не владеющие всеми поясами. Например, Шугар Рэй Леонард или Шугар Рэй Робинсон.

А можно быть абсолютным чемпионом, но ничего не показывать на ринге. Здесь вы также должны смотреть на уровень мастерства и навыки ваших противников. Внезапно в этот период в его весе остались только «мертвые». Тогда пояс не показатель того, что ты большой. Сейчас я не имею в виду кого-то конкретно, есть много категорий, где это происходит.

Что ж, удачи никто не исключает. Дима победил Джо Смита-младшего, но не раньше, чем завоевал титул. А Бетербиев после — и теперь у Артура пояс, а у Бивола мог быть. Просто так получилось.

Источник

Кнопка «Наверх»