Интервью

Шота Амиранашвили о состоянии игорного бизнеса в Батуми

Аджария – это регион Грузии на Черноморском побережье площадью менее 3 тыс. км², который славится мягким субтропическим климатом, привлекательными ландшафтами, сладкими фруктами. А еще – батумскими казино, о которых знают далеко за пределами страны. О том, чем живут и какие планы на будущее строят игорные дома Батуми, нам рассказал президент Ассоциации казино Аджарии Шота Амиранашвили. Оперативные новости о казино на страницах нашего интернет-ресурса.

Грузия – одна из наиболее лояльных к игорному бизнесу стран. Когда и как гемблинг был легализован? Насколько сложным был путь к легализации?

Если честно говорить насчет легализации, то ее как таковой-то и не было. После распада Советского Союза и возвращения независимости Грузии игорный бизнес оставался легальным, просто был в зачаточном состоянии. Я сам начал работать в 1999 году, и бизнес тогда начал развиваться только еле-еле, но легальным он был и до этого. Правда, гемблинг был мало регулируемым, можно сказать, что никак не регулировался. Но тогда, в 90-х годах, такие времена были, кто помнит, тот знает, о чем я говорю. Конечно, в то время мало кто платил в бюджет. Одним словом, этот бизнес был полностью нерегулированным, хотя и легальным. Я, например, нелегального периода припомнить не могу.

А вот в серьезную фазу регулирования он вошел, особенно в Батуми, изначально после Революции роз, а потом – после локальной революции в Аджарии. После этого в Батуми появилось первое казино. Я тоже открывал здесь тогда казино «Интурист», это уже было настоящее казино. До этого они были, но мелкие. А вот такого типа казино, уже при гостинице, мы открыли в 2007 году: «Интурист» был единственным нормальным отелем. Тогда в Батуми особо больше ничего не было, никаких пятизвездочных отелей, была только эта отремонтированная гостиница. В заведениях был турецкий менеджмент и турецкие дольщики вместе с грузинскими. Это была первая ласточка, а потом уже появились другие.

В 2010 году мы открыли Sheraton, это был первый пятизвездочный отель в Батуми. Там было серьезное казино, и потом уже подтянулись другие серьезные бренды: и гостиница Hilton, и Radisson Blu, и Wyndham, и остальные. И там тоже открывались казино. Это был период с 2004 года, лет десять: тогдашнее руководство Грузии было заинтересовано в развитии игорного бизнеса в Батуми, именно в Аджарии, потому что у нас льготное налогообложение по сравнению с другой частью Грузии, с Тбилиси и т. д. У нас, к примеру, лицензия на лайв-казино стоит 250 тыс. лари в год, а в Тбилиси это будет 5 млн лари [1 грузинский лари = 22,2 российского рубля – ред.]. Разница ощутима. К тому же у нас есть новопостроенные гостиницы не старше трех лет с номерным фондом более 100 номеров. В таком случае компания освобождается от налогов на год, только за слоты платят 200 тыс. лари в год.

То есть грузинские власти всячески старались привлечь сюда именно казино, потому что они давали стимул строить гостиницы, что было рассчитано очень правильно, с моей точки зрения: на сегодняшний день весь Батуми живет за счет игорного бизнеса. А в межсезонье, а здесь это около 8, а, может быть, и 9 месяцев, есть один драйвер местной жизни – это казино. И мы это ощутили во время пандемии, когда все они были закрыты, и, я думаю, люди это увидели: пустые были гостиницы и не только. Потому что еще очень много смежных бизнесов связано в Батуми с казино: и такси, и рестораны, и парикмахерские, и даже вещевые рынки и магазины.

К нам сейчас прилетают гости из арабских стран, из Израиля только из-за казино – им в Батуми просто больше нечего делать, если честно. Да, у нас прекрасное Черное море, но эти страны тоже на своих морях находятся, да и другие курорты есть не хуже наших в мире. Эти гости приезжают сюда в том числе и за шопингом. Я обратил внимание, что даже у тех продавцов, которые не знали английского языка, появились разговорные навыки из-за того, что им постоянно приходится работать с иностранцами. Вот так постепенно этот бизнес – казино – здесь и развился, и именно он развил туризм: мы привлекаем клиентов во все отрасли экономики.

А в Тбилиси регулирование началось еще раньше. Нормальные казино были в столице и до 2004 года, но тогда были другие времена: не было честных и прозрачных правил на рынке. Потом все это закончилось, условия на рынке стали понятные: мы просто платим налоги и легально ведем бизнес.

Что сейчас представляет собой индустрия азартных игр в Грузии и, в частности, в Аджарии? Сложно ли работать операторам?

В Аджарии девять казино, все они в Батуми. Есть еще заведения на границе с Турцией, но они имеют формат чисто слот-клубов. Но планы открыть за пределами Батуми игорное заведение есть. Посмотрим, кто будет желающим открыть и как это будет работать. Основные центры – это Батуми и Тбилиси. Раньше было казино на границе с Россией, но сейчас оно работает только онлайн. У нас вообще очень развиты онлайн-казино. Присутствует шесть крупных операторов, и три из них самые топовые: их владельцы – крупные иностранные компании.

Если смотреть статистику по годовому обороту, а там миллиарды лари, то из них 70% приходится на онлайн-казино, но для обывателя никакой разницы нет. В Тбилиси на данный момент открылось четыре казино. Кроме Shangri La, они все при гостиницах. Зарубежных операторов казино в чистом виде в Грузии нет. Было одно казино в гостинице Hilton в Батуми, но сейчас оно ассоциированное. Это казино с австрийскими корнями, но инвестор вышел из доли и остался только франчайзинг, насколько я знаю. Правда, есть казино, владельцы которых граждане Турции.

Вот разве что Princess Casino можно посчитать международным – у них около 30 казино: в США, Южной Америке, Македонии, Болгарии. Это, пожалуй, единственный зарубежный бренд. Может быть, еще Shangri La, он же работает в Украине, есть казино в Риге, было в Армении. Можно считать, что оно международное. Было российское казино Eclipse, но после пандемии оно закрылось и пока не открылось, посмотрим. Казино в «Интуристе» не открылось, тоже турецкий владелец; Sheraton – американо-турецкая компания; Hilton – грузинская. Но европейских, западных крупных операторов типа Olympic нет.  

Есть ли какие-то преференции для отечественных инвесторов и операторов или наоборот?

Для всех одинаковые условия. Здесь не нужно ничего дополнительного, в этом плане очень легко: оплати, соблюдай регулирование, какое требуется, открывай казино и работай без проблем. Не нужен обязательный грузинский партнер или выполнение еще каких-то требований, ни в коем случае. Конечно, происхождение денег нужно объяснить, чтобы соответствовать законодательству по противодействию отмыванию средств, есть критерии, которые нужно соблюдать, но это для всех одинаково и очень прозрачно.

Актуальный рейтинг казино Европы от экспертов отрасли.

Игрок аджарского казино, кто он – по возрасту, по роду занятий, откуда он?

Клиент до пандемии – это был гражданин Турции; может быть, 70-80% от всего числа, а то и больше. Но после пандемии – 50/50: граждане Израиля и Турции. То есть поток из Турции ослаб из-за того, что страна экономически ослабла после пандемии. Плюс у нас основными клиентами с Черноморского побережья Турции были те, которым два часа езды – у нас до границы 20 км. То есть это район Трабзона и ближе. Но сейчас граница работает по нашему времени с десяти утра до десяти вечера, это неудобно. Плюс, повторюсь, экономическая ситуация в Турции ухудшилась – наблюдается очень сильная девальвация валюты, влияет пандемия, упала платежеспособность. Но в то же время очень хорошо поехали израильские клиенты: у нас бывает по 3-4 прямых рейса в день, лететь всего 1 час 40 минут, это очень легко. А здесь им все нравится, они очень довольны, их все больше и больше, они захватывают этот рынок.

Что необходимо сделать, чтобы платежеспособный гость из Персидского залива прилетел в казино в Батуми, а не в Сочи или вообще в Киев?

Да, есть гости из арабских стран. Из Катара не так много, но есть Кувейт, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Иордания. У нас в Батуми нет большого количества прямых рейсов из всех стран, есть несколько направлений, и именно они представлены у нас. Но я не могу сказать, что очень много игроков этой категории. Правда, летом было больше, сейчас – меньше. Это, безусловно, очень платежеспособная категория.

Если говорить о содействии такому туризму на государственном уровне, то его нет. Между правительствами нет никакого лоббирования и договоренностей касательно международного игорного туризма. Единственное, что делает правительство – назначает прямые рейсы, но заинтересованы и перевозчики из этих стран. Здесь нет содействия чисто игорному бизнесу. Об игорном бизнесе правительство в Грузии вообще не думает, оно думает, как бы привлечь чисто туристов. Не игроков, а именно туристов. Поэтому и работают в первую очередь с авиаперевозчиками.

А у игорного бизнеса основная задача – платить налоги. Но мы на это согласны: главное, чтобы не мешали. Сами казино организовывают джанкет-туры: многие так делают, во многих странах есть джанкет-операторы, которые работают и привозят сюда игроков. Но самое главное – это доступность, чтобы были прямые рейсы из этих стран. Потому что для клиента, я считаю, для игрока, который едет играть куда-то за границу, самый максимум в дороге – это три часа, не больше. В этом отношении мы ближе к арабским странам, чем Сочи и чем Украина, это наше преимущество. Плюс климат: мы немножко теплее, ближе по климату для гостей из Персидского залива, чем Сочи – у нас субтропики. Но и точно ближе по климату, чем Украина, Беларусь или страны Прибалтики. Зима у нас мягкая, намного мягче, чем во всех этих странах.

Ну и самый главный момент, который надо знать – это безопасность, которая у нас гарантирована 100%, что, скорее всего, немного сложнее и в России, и в Украине. В этом отношении Грузия намного впереди этих стран. Так считаю я и не только я. Для иностранцев это очень важный аспект, они прилетят только в страну, где будут чувствовать себя в безопасности, смогут ходить ночью по городу без опаски. Как с этим в других странах, о которых мы говорим? Я слежу за этим и считаю, что в этом отношении Грузия выигрывает. Эта ситуация урегулировалась уже более 15 лет назад.

Почему еще сюда приезжают игроки из Турции: здесь в каждом казино есть турецкоговорящий персонал, с ними легко общаться. Израильтянам здесь тоже очень нравится, для них здесь очень дешевый шопинг, стоматология здесь дешевле, чем у них дома, при этом очень хорошая. Да и вообще, прически делают, маникюр – и сами игроки, и их жены, которые с ними прилетают: все хотят совместить полезное с приятным. Но и повторюсь – близко. Есть прямой рейс – это близко. Кроме того, им все продают пакетом: гостиница, плюс билет и т. д. В основном сервис казино их устраивает, они работают по турецкой системе «Все включено» – для игроков все бесплатно.

Есть ли внутренняя конкуренция между казино? Есть ли конкуренция наземных казино и онлайн? Каким образом борются за клиента?

Конкуренция есть, но мы не воюем, более того, мы по многим вопросам сотрудничаем. Я могу как президент ассоциации сказать, что вот так уже много лет. Да, конечно, каждое казино устраивает какие-то промоушены, акции, дисконты, кешбэки. Лотерей никто не устраивает, розыгрыши в казино бывают очень редко – мы просто так договорились. Сначала немножко началась эта война розыгрышей: это казино дает столько, а другое больше и так далее. В конце концов мы встретились, поговорили, и до сих пор нет проблем.

Конечно, есть менее успешные казино, которые нуждаются в клиентах: у них гостиница похуже, поменьше, не могут привлекать клиентов так, как большие. Но они стараются дать больше кешбэка, больше промоушенов, устраивают концерты, привозят певцов, грузинские танцы в залах, устраивают целые приятные грузинские вечера. Но я бы не сказал, что мы здесь друг с другом воюем и конкурируем, нет. Каждое казино само по себе работает, особенно после пандемии: неплохо приезжают израильтяне, во всех казино есть люди, все более-менее довольны, насколько я могу судить из общения с коллегами, у каждого казино свои агенты – привозят джанкет-группы. В общем, на данном этапе в основном все заняты.

Были операторы, которые портили бизнес и нам, и себе. Это непрофессионально, они не думали о математике казино, у них было впечатление, что один раз открыл казино – и дальше грузовиками заработок вывозишь. Но это оказалось не так, и эти операторы начали принимать грубые решения, которые пошли во вред не только им, но и всему рынку: клиенты привыкают к завышенным необоснованным кешбэкам и потом требуют того же в других казино. Да, такие были, но на сегодняшний день их на рынке уже нет. Надеюсь, больше такие не откроются.  

Как обстоят дела с рекламой – на физических носителях и в Интернете?

Рекламы наземных казино сейчас минимум. У нас была очень массированная реклама онлайн-казино, везде: на билбордах, на такси, на автобусах. Но потом, когда пошла волна недовольства, население начало давить на правительство, сами же операторы договорились и убрали рекламу из общественных мест, и только вечером по телевидению где-то мелькает. Но в Интернете, куда ни зайдешь, – везде реклама казино. А вот наземные казино отличаются наименьшим объемом рекламы. У нас есть билборды, на которых такая, очень скромная реклама с названием казино – и все. Не могу сказать, что на каждом шагу реклама казино в Батуми. Раньше было больше, сейчас нет: только билборды и надписи на зданиях. Это все.

Как защищают уязвимые слои населения от влияния гемблинга? Есть ли государственные программы по предупреждению игорной зависимости и помощи лудоманам?

Никак, к сожалению. В Батуми процент местного населения игроков очень мал, наверное. Я не говорю о слот-клубах и не говорю про онлайн, я говорю о наземных казино: максимум 10%, и это потолок. Во-первых, в Батуми 100 тысяч человек населения, небольшой город в этом смысле. Плюс, конечно, невысокая платежеспособность. В Sheraton, к примеру, 90% посетителей – иностранцы. Здесь казино и заточены под иностранцев: вход свободен, но весь сервис только для игроков. В Тбилиси еще можно просто зайти в казино, посмотреть и воспользоваться сопутствующими услугами, но в Батуми такого нет. Кроме того, хорошим игрокам мы даем номера в гостиницах бесплатно. Гостиницы живут за наш счет: в межсезонье заполняемость практически полностью зависит от казино.

Какое отношение к гемблингу в социуме среди грузинских граждан?

Плохое, даже несмотря на то, что благодаря индустрии живет город. Ну вот останови на улице человека, который никогда не был в казино, и он скажет, что казино – это очаг зла. Он насмотрелся кино, у какого-то соседа у тети муж что-то проиграл. И ему неинтересно, где и что он проиграл, может быть, в домино или в карты, может быть, в Интернете. Но ничего и не поделаешь. Казино – это плохо, это аксиома. Очень сложно с этим бороться.

Дотягивают ли казино Батуми до уровня Монако или Монте-Карло? Над чем еще стоит работать?

Я был в Монако. Сравнивать это вообще не стоит. Здесь никогда не будет Монте-Карло, не будет Макао, и не должно быть: Монте-Карло – это Монте-Карло, и его больше нигде не будет, как и Макао, как и Лас-Вегаса. Везде своя культура, свой менталитет, свои клиенты.  

Вот я считаю, что некоторые большие международные компании очень неправильно работают. Возьмем определенные казино. Они приходили на этот рынок и пытались здесь работать по своим правилам, то есть так же, как работают, скажем, в Австрии. Они не учитывали специфику этого рынка, из-за этого ничего и не получилось: невозможно работать здесь, как в Монако. Как, впрочем, и наоборот. Это разные рынки, разные игроки, разный мир, разные цели у казино, разные деньги, в конце концов, сравнивать не стоит. Я даже так скажу, казино в Тбилиси работает по-другому: там другие игроки – из Ирана, Азербайджана, то есть полностью разные концепции, хотя мы и в одной стране. Там, кстати, больше местного населения играет, чем здесь – город побольше.

В том, кто такой дилер в казино и какие задачи он выполняет, разбирались наши обозреватели.

Сложно ли привлечь персонал для работы в казино? Как происходит обучение?

Нелегко. Многие сотрудники приезжают работать из Тбилиси, раньше были из Украины и Беларуси. С персоналом сложно, у жителей города есть предубеждения, особенно у молодых девушек. Существует установка, что лучше я буду работать за прилавком за $100-200, условно говоря, чем пойду на $1000 в казино, потому что казино – это плохо. Конечно, такое предубеждение не настолько сильно, как раньше, но оно есть. Очень нелегко найти нормальный персонал.

Учите персонал?

Преимущественно да. Конечно, есть миграция из казино в казино, но мало. В основном набираем, проводим тренинги, обучаем, набираем новых и т. д.

Как отразился коронавирус на индустрии страны и Аджарии? Какие уроки вынесены из сложившейся ситуации?

В лучшую сторону мало что поменялось, скорее в худшую. Мы потеряли ощущение стабильности. Мы чувствовали себя стабильно достаточно долго: до пандемии проработали 10 лет, год потеряли, сейчас вот, получается, одиннадцать лет. Все эти годы было ощущение, что все нерушимо, мы могли планировать бюджеты наперед. А сейчас мы этого не можем – не знаем, что будет завтра. Многие казино во время пандемии начали думать об онлайн-работе, но в основном думать больше, чем делать: на грузинский рынок онлайн-гемблинга выйти невозможно, он попросту забит. Как я говорил, шесть крупных операторов на такой рынок – это много, он перенасыщен. И, чтобы влезть и отвоевать свою долю, нужны совсем другие деньги. Начинали что-то думать, пока был локдаун и все было закрыто, но потом все открылись и пошло по-старому.

Известно, что правительство Грузии летом изменило правила налогообложения и стоимость лицензий на игорную деятельность. Можете ли рассказать подробнее? Как на это отреагировал бизнес?

У нас в прошлом году, когда игорный бизнес, как и вся страна, был закрыт, правительство объявило тендер на выбор регулятора. Предполагалось, что будет какой-то посредник – регулятор, – и в тендере выиграла мальтийская компания Random Systems International LTD. Она должна контролировать наш бизнес, стать посредником между бизнесом и налоговой. К примеру, с 1 сентября все игровые автоматы должны уже быть подключены к онлайн-системе – регулятор должен был брать информацию от всех казино, от всех клубов, онлайн в том числе.

Плюс вступило в силу сертифицирование игорного оборудования – раньше этого не было: производители должны здесь сертифицировать свое оборудование, чтобы продавать, и мы должны были сертифицировать оборудование, если оно нам уже принадлежит. За это, конечно, надо платить деньги. Но пока из-за пандемии не могут подключить аппараты, хотя и работают над этим.

Просто это же смешно, что все эти меры начались в период локдауна, ведь бизнес был закрыт и никто не знал, откроется ли он вообще и как все будет. Но в ускоренном темпе на внеочередном заседании парламента вместе с изменениями в Конституцию были приняты такие решения. Непонятно, что за этим стоит, но факт, что это было сделано в очень неправильное время.

Сертификация работает, но не на полную катушку. Сама эта компания не успевает все отладить, не укладывается по многим срокам, которые прописаны в законе. Она старается, работает, но это все не так легко. Кто эти сроки написал – непонятно, он просто не был в курсе, что в бизнесе вообще происходит. Это было разочарование. Надо было дать бизнесу, который важен и приносит немалые доходы в государственную казну, вздохнуть, встать на ноги после карантина, может быть, предоставить какие-то льготы в 2021 году, сказать: «Приходите в себя, а вот с 2022 года давайте уже и начнем внедрять нововведения». Это было смешно, хотя, конечно, плакать от этого хочется.  

Какой видится гемблинг-индустрия Аджарии и Грузии в целом в перспективе ближайших пяти лет?

Начали активно ехать китайцы, как ни странно. Они здесь арендуют и скупают все, открывают казино, хотят открывать онлайн-студии. Я заметил, что многие заведения задумываются про баккара, а это чисто китайская игра: заказывают столы, начинаются тренинги для персонала, потому что должны приехать работники из Китая, по разной информации, от 5 тысяч до 20 тысяч. Как это выдержит Батуми – пока непонятно. На агентствах недвижимости я уже вижу надписи на китайском, явно ждут игроков: китайцы – это одна из самых играющих наций. Но посмотрим. Будет интересно, я считаю. Ну и израильтяне собираются открывать здесь пару казино. Думаю, в ближайшие пять лет рынок поменяется. Я считаю, что грядут интересные времена.

О том, где в России играют в казино, читайте в обзоре от нашего корреспондента.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»